КАБАРДИНО-БАЛКАРСКАЯ РЕСПУБЛИКА
ТУРИСТСКО-РЕКРЕАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ
ТУРИЗМ, ОТДЫХ, СПОРТ, РАЗВЛЕЧЕНИЯ И МНОГОЕ ДРУГОЕ
Главная
Полезная информация
Карты республики
Фотогалерея
Видео
Контакты

Нальчик - столица КБР
 История
 Карта Нальчика
 Достопримечательности
 Гостинницы
 Лечебно-оздоровительные комплексы
 Рестораны, кафе
 Фотогалерея

Черекский район
 Достопримечательности
 Средства размещения
 Фотогалерея

Объекты туризма
События
 Календарь туристических мероприятий
 Новости

Обычаи и традиции народов КБР
 История
 Национальные праздники
 Искусство

КБР
 Министерство спорта и туризма КБР
 Туристическая карта КБР
 Туристические маршруты
 Турфирмы
 Безопасность туризма, страхование
 Фотогалерея

Достопримечательности
 Водопад «Абай-су»
 тамбукан
 чегемские водопады
 аушигер
 голубые озера
 Водопад «Султан»
 Малые Чегемские водопады
 Джилы-Су

Ущелья
 Баксанское ущелье
 Хуламо-Безенгийское ущелье
 Чегемское ущелье
 Черекское ущелье

Чегемский район
 Достопримечательности
 Средства размещения
 Фотогалерея


Баксанское ущелье

Баксанское ущелье

Собственно Баксанское ущелье как таковое начинается за селением Лашкута, но вот дорога в него - из города Баксана. И поэтому вполне закономерно начать наше повествование именно отсюда - с родины классика кабардинской литературы поэта Али Шогенцукова, родившегося в селении Старая Крепость, ныне слившемся с Баксаном . В 1964 году здесь, в Баксане, поэту установлен памятник (скульптор М. Тхакумашев).
...На всех известных фотографиях Али печален, скорбные складки у рта рельефны и реальны. В жизни, говорят, он улыбался редко, но то была особенная улыбка, освещавшая лицо нежностью и сердечностью, застенчивым выражением потаенных глубин души. Он глубоко чувствовал своих собеседников, а не только понимал их. Поэтому в общении был разным, но неизменно внимательным и выдержанным. Этикетным, од-ним словом. Ведь адыгство сильно своими этикой и этикетом, создающими особый взгляд на мир, свою неповторимую культуру и нравственный стержень этноса. В данном смысле Шогенцуков именно адыгский поэт, однако значение его творчества выходит далеко за рамки чисто национального явления.
Он хорошо знал не только историю, но и быт, нравы своего народа. Учение и путешествия по другим землям подарили ему возможность сравнения и трезвости оценок. Двадцатые-тридцатые годы прошлого века в их противоречивости рождали энтузиазм, оптимизм, но в той же мере, как оказывается на самом деле, лицемерие и страх. Балансируя между подобными нравственными установками окружения, поэт боролся против чрезмерной гибкости нравственности, губящей традиционные моральные ценности, единственно доступным ему путем: через поэзию. Он не мог не учитывать сравнительно низкий уровень просвещенности народа - язык его произведений и характеристики персонажей ясны, доступны пониманию и подражанию им. Такое стало возможным не только благодаря особенному воображению Али-поэта, но и прежде всего глубоко страдающей душе Али-человека. Сила его переживаний была столь велика, что из обыденной истории о девушке, проданной богатею, выросла поэма «Мадина», потрясшая читателей трагизмом, безысходностью и волевым отнятием не только счастья, но фактически и самой жизни женщины. 
Дорога в Баксанское ущелье - одна из самых благоустроенных в республике, но, право, не стоит разгоняться: здесь так много интересного и необычного. Вот прямо над шоссе нависла скала Кызбурун (расположенное напротив нее селение Исламей до недавнего времени называлось Кызбурун Второй). Обиходным стал перевод этого названия как «девичья скала». В путеводителях советского времени писали, что «во времена седой старины с ее вершины, как свидетельствуют предания, по приговорам фанатиков-мулл сбрасывали в бурные реки непокорных женщин-горянок»2. В постсоветских уточняли, ссылаясь на те же предания,- «с этой скалы сбрасывали в Баксан неверных жен»3.
Впрочем, идеологические акценты не отражались на итоговой судьбе прекрасного пола. Кстати говоря, многие переводят кызбурун как «красный нос». А скала эта действительно чем-то похожа на человеческий нос и сложена из красных горных пород. Здесь же уместно будет сказать, что впервые легенда о происхождении названия Кызбурун (у публикатора - Кыз-Бурун) была обнародована И. Т. Радожицким во втором томе журнала «Отечественные записки» за 1827 год. Вот что сообщает барон Карл Сталь в работе «Этнографический очерк черкесского народа», написанной им в 1846-1852 годах: «Каз-Буруном называется возвышенность правого берега реки Баксана при выходе этой реки из ущелья на плоскость.
...Здесь же, неподалеку, можно непосредственно соприкоснуться еще с одним из преданий - якобы именно на находящейся поблизости горе Махогапс покоится прах Кабарда Тамбиева. Вот что писал М. Владыкин, побывавший здесь в 1872 году, в своем знаменитом «Путеводителе и собеседнике в путешествии по Кавказу»: «Переправившись через Бак-сан и проехав в аул Атажукина, мы скоро стали взбираться, как велел Измаил, на гору Махогапс. Взобрались на вершину и увидели кучу камней, обнесенную полуразвалившимся плетнем.
- Здесь! - сказал Бек-мурза.
- Это могила, - пояснил Джамбот, - Кабарды Тамбиева, родоначальника кабардинцев.
Я оглянулся кругом и был поражен внезапно открывшейся панорамой. Лучшего места для могилы своего родоначальника не могла выбрать народная фантазия. Перед нами, внизу, как на ладони, была вся прежняя Кабарда, из которой, как острова из моря, вырастали пятигорские горы
Бештау, Машук и др.; вправо было Чегемское ущелье, за которым улась бесконечная линия Черных лесных гор; впереди их необозри-jj равнина сливалась с горизонтом, по ней бежали кабардинские реч-и Терек, терявшийся у Моздока (около 150 верст от Пятигорска); эво. полное грозовой тучей, чернело Баксанское ущелье, а над ним звышался Эльбрус, от которого тянулась бесконечная снеговая цепь, мыкавшая южную сторону панорамы. Кругом была мертвая тишина. Я сел на камень и любовался картиной». 
Места здесь не только живописные, но и таинственные, особенно когда речь заходит о так называемых кызбурунских холмах. Вот что писала одна из центральных газет: «Холм Кызбурун — возвышенность, которую в Кабардино-Балкарии считают чудодейственной. С некоторых пор сюда тянутся паломники и археологи. Одни уверены, что это кладбище мусульманских праведников. Другие - что скифские захоронения. Установить истину не позволили местные жители, не желающие, чтобы кто-то осквернял усыпальницу. Люди оберегают красивую легенду холма.
Из книги «Древности Кабардино-Балкарии» можно узнать, что кызбурун-ские курганы ученый Б. Е. Деген-Ковалевский, исследовавший их в 1932 году, относит к XIV-XV векам.
По дороге в Баксанское ущелье расположен один из самых протяженных населенных пунктов Кабардино-Балкарии - Заюково. Посмотрите на цифры на спидометре при въезде в него и выезде — 22 километра! Именно на столько протянулось ныне это кабардинское селение. Кстати говоря, в путеводителе по Кабардино-Балкарии, вышедшем в 1971 году, цифра эта ровно в два раза меньше, то есть уже в ближайшем времени селения, лежащие по трассе, сольются, превратившись в единый мегаполис.
Само название Заюково (Зеикъуэ) в переводе с кабардинского означает «Кизиловая долина», и до своего переименования в 1920 году данный населенный пункт назывался Атажукино. С чем было связано переименование, понятно — князья у новой власти были не в чести, хотя один из носящих эту фамилию — Измаил-бей Атажукин - личность поистине легендарная. Участник взятия знаменитой турецкой крепости Измаил (1790), отмеченный «за храбрость и усердие» великим полководцем Александром Суворовым, в совершенстве знавший несколько языков, в том числе французский, он обрел бессмертие благодаря поэтическому гению Михаила Лермонтова, создавшего поэму «Измаил-Бей». «Между кизиловых дерев / Аул рассыпан над рекою; / Стоит отдельно каждый кров / В тени под дымной пеленою», - это об Атажукино и одновременно о Заюково.
По дороге еще один величественный монумент- «Скорбящий горец» (скульптор X. Крымшамхалов), он установлен у поворота, ведущего в балкарское селение Кёнделен (слово это означает «поперек» — от одноименной речки, впадающей в Баксан практически под прямым углом).
Поверните вправо, уверяем, не пожалеете, ибо, проехав селение по верхней дороге, уходящей влево, вы попадете в Тызыльское ущелье, столь величественное, потрясающе красивое и неповторимое, что, побывавши здесь раз, впоследствии постоянно ловишь себя на живущем внутри желании вернуться. Еще раз вслушаться в шум гремучей кипельно-белой речки, поразиться величию горных великанов, полюбоваться водопадами, спадающими с невероятной - в десятки, а то и сотни метров - высоты.
Их, водяных ручьев, с правой стороны ущелья, практически отвесно укодящей в небесную синь, так много, что в иные моменты - когда блестящую на солнце мельчайшую капельную пелену ветер разносит на .десятки метров - кажется, они, находящиеся на значительном расстоянии друг от друга, вот-вот сомкнутся. Зрелище это чем-то напоминает |производство воздушной ваты, когда из сахарных крупинок (в нашем :лучае - водяных капель) на глазах возникает неизвестно откуда огромный, постоянно меняющийся шар (вернее было бы сказать - веер) -блестящий, хрупко-беззащитный, радостно-сверкающий. Радуги, так удобно примостившиеся на струях водопадов, в какой-то момент сходятся, перекрещиваются, и кажется, что они, словно двигающиеся по водяной пелене, живые.

Река Баксан... 

Она сопровождает нас на всем пути по ущелью. Неистовая, не знающая устали, рвущаяся из узких берегов, она тысячелетиями несет свои кипенно-белые воды. Вот что писал русский историк, автор широко известной шеститомной работы «История войны и владычества русских на Кавказе» (1871-1888) Николай Дубровин: «С правой стороны Малка принимает Баксан, самую значительную реку в Кабарде, вытекающую с южной покатости горы Эльбруса. От истока и до Баксанского укрепления река эта течет то в тесном скалистом ущелье, то в горной долине, а ниже укрепления поворачивает на восток, извивается по Кабардинской плоскости, течет широким руслом в невысоких берегах и разделяется на рукава, которые в низовье своем окружены лесом. Воды Баксана обильны и чрезвычайно быстры, особенно в полноводье; тогда река ворочает большие каменные глыбы, и переправа через нее невозможна.
Как в Баксанском ущелье, так и по выходе своем из Черных гор Баксан принимает множество ручьев и речек, из которых некоторые, как, например, Черек и Чегем, впадающие с правой стороны, весьма значительны»
Его дополняет врач Антон Дроздовский, опубликовавший в сборнике Кавказского медицинского общества (Тифлис, 1870) «Краткий медико-топографический очерк Кабардинского округа Терской области»: «Все воды кабардинских горных рек, имея слишком крутое падение, текут вообще очень быстро, с шумом по каменисто-песчаному ложу. В жаркое время года от усиленного таяния снегов они значительно прибывают, и некоторые из них увеличиваются также и от продолжительных дождей. С прибылью воды эта последняя хотя и становится мутной, но она остается холодной, с температурой от +6 до +12° и для питья всегда здоровая. Совершенно чистая речная вода на вкус приятная, прохлаждающая и мягкая. Она содержит в себе много атмосферного воздуха и незначительное количество хлористых и других солей. Зимой реки в Кабарде и в горах замерзают большей частью у берегов. Вода в них в это время бывает чистая и прозрачная с очень низкой температурой. Нужно заметить, что русла самых значительных рек, преимущественно в тех местах, где они текут по узким ущельям, загромождены на большом протяжении огромной величины камнями и скалами, упавшими с вершин крутых гор.
Здесь, в районе селения Лашкута, мы прервем рассказ о попытке оседлать Баксан, заметив при этом, что других впоследствии не предпринималось, так что судоходство по неистовой реке откладывается до лучших времен. Они не за горами - летом 2005 года на соседней реке Чегем проводились международные соревнования по экстремальному рафтингу - спуску на байдарках, называемых спортсменами между собой каяками.
Юго-западнее селения Лашкута, на террасе левого берега Баксана, на высоте 60 метров от реки, можно осмотреть грот, носящий имя легендарного нарта Сосруко. Чем руководствовались нальчикские ученые С. Н. Замятнин и П. Г. Акритас, давая в 1954 году гроту это имя, сейчас трудно сказать. Но туристская братия уже в семидесятых годах определила мифического героя сюда на постоянное место жительства, да так и оставила. «Длина грота - 30 м. В мощных культурных напластованиях толщиной 12,5 м обнаружены предметы различных периодов», среди которых предметы среднекаменного века - мезолита: «...мелкие ножевидные пластинки, микролиты удлиненной формы, различные скребки, костяной нож с пазом для вставки кремневых пластинок, фрагмент костяного дротика, костяное шило»27. Датируется грот XII-V тыс. до н. э. Похожий - «Кала-Тюбю» - можно осмотреть в районе селения Верхний Чегем. Кстати говоря, археологические находки, сделанные в этих местах, довольно необычны. Вот что, в частности, сообщает Исмаил Мизиев о найденной в этих местах коллекции: «Она состоит из подвески, изображающей круторогую баранью голову с чертами грифона. Рога изображения украшены литым орнаментом в виде тройных (с промежутками) ложно витых полос, в целом создающих иллюзию колоса. 
Не менее интересна и вторая подвеска, изображающая фантастическую птицу с широким хвостом, высокой шеей и длинным клювом. Торчащие уши, изгиб шеи и клюв напоминают морду лошади или собаки. Последние детали особенно подчеркивают фантастичность изображения. Третий предмет представляет собой увесистую крупную булавку - фибулу с хорошо сохранившейся иглой и пружиной. Фибула украшена треугольным геометрическим орнаментом, выполненным мелкими точками. Но особенно интересной является подвеска - литая бронзовая статуэтка «Богини плодородия», выполненная в виде обнаженной женской фигурки с утрированными элементами пола и вытянутыми вперед руками. Подобные изображения связаны с культом земледелия - культом плодородия. Такие изображения, но изготовленные из глины и камня, известны во многих пунктах Северного Кавказа, в том числе и в Нальчике уже в IV тыс. до н. э. На рубеже II и I тыс. до н. э. их отливают из бронзы и ее сплавов. К I тыс. до н. э. относятся и упомянутые находки. Голова, шея и талия статуэтки украшены колосообразными венками, которые в сочетании с признаками пола особенно подчеркивают, что «лашкутинская богиня» - великолепный образчик культа плодородия. Ей поклонялись далекие жители берегов Баксана».
В районе селения Былым (еще в середине прошлого века здесь активно добывали уголь, отчего все вокруг лежащие горы пронизаны штольнями, а сам поселок так и назывался - Угольный) немало подземных могильных склепов, датированных VI-VIII веками нашей эры, сложенных из небольших плит. Они неоднократно подвергались ограблению как в дореволюционное время, так и в постсоветское (см. главу «Чегемское ущелье»). О памятниках этих мест, в частности развалинах крепости на вершине горы у начала ущелья Кала-Кол, писали А. Фиркович (1849) и братья Нарышкины (1867). К их трудам мы и обратимся. Вот что можно узнать из описания первого из них: «Следуя по реке Баксан по весьма трудной и едва проходимой дороге, мы прибыли в аул кабардинского князя Наурузова. Тут, в двух верстах от аула к западу, на горе, мне указано было разрушившееся строение на сводах из тесаного камня, спаянного известковым цементом и бывшее, вероятно, могилою, где, по словам местных жителей, один из кабардинцев нашел серебряный крест величиною в четверть аршина с надписью. Но крест этот, вместе с другими вещами, найденными, по его словам, в этом же склепе, переплавлен.
Следуя оттуда вдоль по Баксану, не доезжая с версту, в аул Озоруклар, на вершине едва доступной горы, заметна развалина каменного строения, называемого туземцами Каллколу. Там разрушившееся строение, из которого уцелела одна западная стена, высотою около 6, шириною 10, а толщиною 1 1/г арш., с небольшим окном. Из развалин этого здания выстроены обширные коши. Вернемся к дороге - «дальше шоссе выходит в горную котловину Сары-Тюз, склоны которой раздаются, и перед глазами раскрываются снова широкие виды. Слева от дороги видна вечно-снежная вершина Тихтен-ген-тау, она встает на Главном хребте в виде пирамиды с острыми гребнями в строгих готических линиях. (Тихтенген-тау, или, как принято ныне писать, Тихтенген-баши, своим внешним видом напоминает конус потухшего вулкана - отсюда и название, переводимое с балкарского как «успокоившаяся вершина».
Справа видны скалы, пики и башни двух вершин Скалистого хребта -Алмалы-кая и Наужидзе, или «зубья бабушки». (Алмалы-кая в переводе с балкарского «яблочная скала»: алмалы — «яблочный», кая— «скала»). Желтые скалы этого горного отрога, расположенного в районе поселка Былым, при освещении ярким солнцем и впрямь ассоциируются со спелым яблоком. Ну а другое название - «зубья бабушки» - во второй половине пятидесятых годов прошлого века трансформировалось в «тещины зубы». (Осыпавшиеся пики отрога действительно чем-то напоминают гнилые зубы, вызывающие кое у кого вполне обоснованные сравнения. )
Эта новая, самая широкая на пути горная котловина Сары-Тюз разработана Баксаном и двумя его притоками — левым Гижгит и правым Гестенты. Ее большие речные террасы падают уступами. Работа трех названных Рек в течение геологических эпох создала оригинальный ландшафт этой горной котловины. Вместо зеленых живых долин, выше и ниже по течению Баксана, в этой котловине развертываются суровые и дикие виды. В то время как и севернее, и южнее в долине Баксана выпадает осадков в среднем от 600 до 700 мм в год, котловина Сары-Тюз крайне засушлива. Она является частью той общей продольной долины или цепи котловины, которая располагается на северных склонах Большого Кавказа, между Скалистым и Боковым хребтами, на всем протяжении от Эльбруса на западе до Военно-Грузинской дороги на востоке. Оба названные хребта настолько высоки, что преграждают движение облаков, идущих с севера и юга. А сама долина между двумя хребтами очень глубока. Поэтому здесь всю летнюю пору года стоит ясная погода» .
Едем дальше по Баксанскому ущелью. Сразу за Тырныаузом долина довольно резко сужается, и вскоре перед нами предстает во всей своей красе «дикая и глубокая теснина — Эльджурту, тождественная с Дарьяльским ущельем Терека на Военно-Грузинской дороге. По своей мрачной красоте это одно из интереснейших мест на всем пути. Кажется, что гранитные стены совсем преграждают впереди дорогу. Стены ущелья так смыкаются, что глаз не различает просвета. Они встают километра на полтора вверх. Изломы скал и их скульптурные формы одна интереснее другой, строги и гармоничны. Великолепным украшением всей картины служат сохранившиеся на всех недосягаемых для человека местах горные сосны»31.
На скрещении притоков Баксана Адыр-су и Сылтрана расположена альпийская котловина, на которой и разместилось селение Верхний Баксан, бывшее Урусбиево. И наверное, именно сейчас уместно сделать небольшой экскурс в историю этих мест. Вот что писал знаменитый кавказовед Леонид Лавров: «Нынешнее население Баксанского ущелья было известно до революции под названием урусбиевцев, так как во главе их стояли феодалы Урусбиевы, выводившие свой род от бизингиевских феодалов Суншевых. Старейшим известием об урусбиевцах является балкарская надпись 1715 г., вырезанная на каменной плитке. По сведениям, после переселения Урусбиевых на р. Баксан были переселены туда же остававшиеся в Бызынгы их подвластные .
Ни один рассказ об Эльбрусе и его окрестностях не может быть сколь-нибудь полным без хотя бы беглого рассказа о старинном и влиятельном семействе Урусбиевых, владевших Баксанским ущельем. Дом Урусбиевых получил широкую известность в культурно-просветительских и научных кругах на Кавказе и в России. ...Активная деятельность Урусбиевых может быть начата с Мырза-кула, который вместе с правителем Карачая (Олием Карачая) Исламом Крымшаухаловым помогал Емануелю организовать группу проводников для покорения Эльбруса. 
Дело своего отца достойно продолжали его сыновья — Хамзат, Магомет! и Измаил Урусбиевы, мать которых была сестрой Ислама Крымшаухалова . Наиболее известен из них Исмаил Мирзакулович, чья личное запечатлена в трудах многих путешественников, ученых, писателе композиторов, художников, побывавших во второй половине XIX века Приэльбрусье. Благодаря исследованиям Тамары Биттировой, составителя, комментатора, автора предисловий интереснейшего двухтомника «Карачаево-балкарские деятели культуры конца XIX — начала XX в.», N сегодня знаем, что И. М. Урусбиев родился в 1829 году, «получил обра зование в медресе - читал по-арабски. Знал, помимо родного, каба динский, сванский, осетинский, русский языки. С юных лет Исмаил живо интересовался жизнью, бытом, культурой соседних народов... был прекрасным знатоком фольклора, истории, культуры народов Северно Кавказа.
Селение Верхний Баксан расположено в устье реки Кыртык. По невероятно крутому подъему, извивающемуся серпантином, надо подняться наверх - к перевалу, ведущему в долину реки Малка. Инте-ресно, что у него два названия - со стороны Баксана Су-Арык (от балкарского су аиры - «водораздел»), со стороны Малки - Кыртык-Ауш (кырдык с балкарского «трава», ауш — «перевал»). Действительно, это перевал через водораздел рек Баксан и Малка, и идет он по заросшим травостоем горным склонам. Практически сразу вас ожидают непередаваемые впечатления. Открывшееся травянистое плато поражает своим волшебным изумрудием, вкраплениями самых невероятных цветов — пастбища здесь обильные и неистощимые, использовались людьми с незапамятных времен. Об этом свидетельствуют многочисленные пещеры, которыми зияют склоны горы, носящей имя Уллукай (уллу с балкарского - «большой»). Во многих из них, как и в расположенных у подножия каменных мешках, чем-то напоминающих склепы, видны следы очага, встречаются человеческие кости. В эти подобия жилища пролезать надо чуть ли не ползком, зато внутри можно даже распрямиться практически в полный рост. Огромный каменный жернов также убеждает, что люди жили здесь постоянно - выращивали хлеб, пасли скот, пили нарзан, источник которого, расположенный в нижней части осыпи, не иссякает веками. Открывающаяся взору кипенно-белоснежная панама Эльбруса отсюда кажется лежащей на травяной зелени пастбищ. Сразу вспоминается описание И. Иванюкова и М. Ковалевского, побывавших в этих местах в восьмидесятых годах XIX века: «К девяти часам утра мы были на высшей точки перевала. Перед нами стояла вторая линия вечных снегов и Эльбрус во всем своем величии и великолепии. Чем ближе подходишь к этому гиганту, тем сильнее он захватывает. Кажется, будто с куполообразных шатров его виден весь мир. Как ни изумительно эффектна с Кертыкского перевала снежная цепь, с ее тысячами многогранных конусов, с ее глубокими, разнообразных форм и положений глетчерами, а все-таки Эльбрус более приковывает к себе ваш взор и как-то фантастически настраивает ваше воображение. Казалось, вечно сидел бы перед ним.
Баксанская долина
Баксанская долина, основной путь в описываемые районы, - одно из самых интересных и живописных мест Кабардино-Балкарии, названием своим обязана реке Баксан, вытекающей из ледников Эльбруса и Главного Кавказского хребта и прорезающей Меловой, Скалистый и Боковой хребты. По долине проходит асфальтированное шоссе, соединяющее здешние населенные пункты с железнодорожными станциями (Нальчик, Прохладная, Минеральные Воды) и аэропортами (Нальчик, Минеральные Воды).
Путешествие по Баксанской долине начинаем с административного центра Приэльбрусья - Тырныауза, находящегося на 63-м км Баксанского шоссе, там, где Баксан принимает воды реки Герхожансу. В городе действует горно-металлургический комбинат, имеются музей истории комбината, районный узел связи, баня, гостиница, больница.
В 3 км выше южной границы Тырныауза, на 70-м км шоссе, Баксанская долина сливается с долиной реки Тютюсу, перевалы которой соединяют Баксанское и Чегемское ущелья.
В 18 км от Тырныауза - поселок Верх. Баксан (82-й км Баксанского шоссе), стоящий на слиянии рек Баксана, Адырсу и Кыртыка. Перевалы в верховьях Кыртыка выводят в долину реки Малки и на ледники Эльбруса, а перевалы в верховьях Адырсу - в долину Чегема и в Грузию (Сванетию). В прошлом веке и начале нынешнего в этом поселке останавливались горовосходители, готовясь к покорению Эльбруса.
На 85-м км шоссе Баксан принимает правый приток - реку Курмычи. Перевалы в ее верховьях ведут в долины Адырсу и Адылсу. Недалеко от Впадения Курмычи в Баксан на шоссе стоит памятник кабардинцу Килару Хаширову, первым покорившему восточную вершину Эльбруса в 1829 г., и балкарцу Ахии Соттаеву, одному из первых восходителей на западную вершину в 1874 г.
В 7 км от памятника поселок Эльбрус. Здесь Баксан принимает притоки Ирик (слева) и Адылсу (справа). Перевалы в верховьях Ирика ведут на эльбрусские ледники, а перевалы в верховьях Адылсу - через ГКХ в Сванетию, в верховья рек Местиачала и Долра. От поселка начинается знаменитый сосновый лес Баксана.
Между поселком Эльбрус и местом впадения на 97-м км в Баксан справа реки Юсеньги расположились поселок Тегенекли и несколько турбаз. В верховьях Юсеньги находится перевал Бечо, один из немногих простых перевалов через ГКХ, соединяющих верховья Баксана и Ингури.
В 2,5 км выше впадения в Баксан Юсеньги и расположенного в этом месте альплагеря "Баксан" - минеральные источники Долины Нарзанов, привлекающие многочисленных паломников.
Проехав еще 3 км вверх по шоссе, попадаем в комфортабельную гостиницу "Иткол". Рядом большой спортивный комплекс. В сотнях метров выше гостиницы влево уходит дорога к нижней станции канатно-кресельной дороги на гору Чегет, откуда открывается прекрасный вид на Эльбрус. От станции "Кафе "Ай"" канатно-кресельной дороги начинаются туристские пути в верховья реки Донгузорун, откуда перевалы через ГКХ ведут в Сванетию, на реки Накру и Ненсхру.
Выше "Иткола" последний населенный пункт Баксанской долины - Терскол, где расположились туристская контрольно-спасательная служба Эльбрусского района, почта, душ, аптека, магазины, турбазы, пансионаты. Из поселка начинается традиционный путь восходителей на Эльбрус: сначала грунтовая дорога, а затем тропа по альпийским лугам, осыпям и ледникам выводят к высокогорному "Приюту 11", откуда по склонам Эльбруса веером расходятся альпинистские и туристские маршруты на его вершины, к перевалам в долины Малки и Кубани.
В 4 км выше Терскола, на поляне Азау, кончается Баксанское шоссе. Здесь в сосновом лесу расположена гостиница "Азау", рядом с ней - конечная станция Эльбрусской канатной дороги, которая после окончания строительства будет доставлять туристов прямо к "Приюту 11". От поляны Азау начинаются маршруты через перевалы в долины Кубани и Ненскры.






Президент
Кабрдино-Балкарской
Республики
Арсен Баширович Каноков
                                     подробнее



Виды туризма
 Активный
 Оздоровительный
 Экстремальный
 Паломнический
 Историко-археологический

Инвестиции в туризм
 Проекты
 Работа в туризме

Туристу на заметку
 Медицинское обслуживание
 банковские услуги
 Официальные праздники
 Вызов экстренных служб
 Подарки, сувениры
 Время работы магазинов
 Почта, Интернет
 Транспорт
 Кино, театры
 Музеи, художественные галереи

Создание сайта ООО «УДЦ «КВАТРО»